Владивостокская крепость - форты Владивостока

Аватар пользователя arturus

Владивосток изначально строился не как город, а как чисто военный пост на берегу бухты Золотой Рог. (Любопытно, что на старых иностранных картах наша бухта имеет и другие названия, английское Port May, японское Ура-Дзио или Соляная бухта, китайское Хань-шень-вэнь или Залив трепанга). Но как это всегда и бывает военное поселение начало обрастать и гражданским населением. Идея превратить город в крепость принадлежала главному военному инженеру Восточно-Сибирского Военного округа полковнику Павлу Фёдоровичу Унтербергеру. Он и пробивал и получал на то великоцарское разрешение. Официальный статус крепости с поднятием крепостного кейзер-флага произошел в 1889 году.

   При слове «крепость» возникает картина сплошной стены с зубцами, высоких бастионов, или башен с бойницами. Но ничего этого  во Владивостоке нет. Даже и не ищите. А вышеупомянутые фортификационные элементы относится к старым европейским крепостям до 18 века. С началом 19 века крепости уже состояли из отдельных опорных пунктов – фортов, из более мелких укреплений, размещенных, как правило, на господствующих высотах, и линий окопов для солдат полевых войск.
  200 лет русские учились у «просвещённых» европейцев как строить крепости. И взяв за основу всё лучшие у европейской фортификационной школы, в итоге превзошли своих учителей. Продумали линию отдельных фортов, расположенных на командных высотах. Форты, будучи изолированными, могли поддерживать друг друга огнем. Промежутки между фортами оборонялись полевыми войсками. Противнику каждый форт необходимо было брать в отдельности, и прежде чем несколько из них не были взяты, оборона крепости Владивосток не могла быть прорвана. Кроме того, на выручку осажденного форта в любой момент могла прийти на помощь сухопутная армия, расположенная позади других фортов, и «дать по зубам» оккупанту!  Как правило, все постройки одного форта соединялись между собой бетонированными подземными ходами. А артиллерию главного калибра вынесли за пределы форта, который оставался лишь пехотным опорным пунктом. Благодаря этому огонь осадной артиллерии противника рассредоточивался по многим целям, что вело к уменьшению его эффективности.

К 1916 году крепость включала в себя систему различных оборонительных сооружений (около 130) и развитую инфраструктуру, что позволяло выдерживать осаду намного превосходящих морских и сухопутных сил противника.

В настоящее время весь комплекс фортификационных сооружений Владивостокской крепости является памятником федерального значения. Информация о Владивостокской крепости

Карта Владивостокской крепости

Путешествие по Владивостокской крепости лучше начать с музея Владивостокской крепости.

Безымянная батарея - одно из самых старых укреплений Владивостокской крепости. Уже в первые годы существования Владивостока в 1862 г. на Безымянной сопке, на окраине поста были размещены гладкоствольные орудия дивизиона горной артиллерии Забайкалской артиллерийской бригады. С этого времени за сопкой закрепилось наименование Батарейная. Позднее, на этом месте в 1880 - 1882 гг. военным инженером капитаном В. П. Широковым была построена в деревоземляном варианте более мощная береговая батарея, вооруженная 9 и 11-дюймовыми нарезными орудиями образца 1867 г. В 1897 - 1900 гг. батарея была перестроена в бетонном варианте военным инженером капитаном Якубовским. Вооружение батареи составили девять 9-дюймовых береговых пушек образца 1867 г. и четыре 57-мм скорострельные пушки Норденфельда.

После строительства в 1909 - 1914 гг. мощных батарей на Русском острове, вооруженных более современными орудиями, батарея во многом утратила боевое значение. Во время гражданской войны батарея была заброшена, а в 1923 г. разоружена. Впоследствии, в 30-е годы ее частично разрушили и перестроили в авторемонтные мастерские. В период второй мировой войны з десь располагалась батарея зенитной артиллерии Тихоокеанского Флота.

В 1970-е годы при строительстве лабораторного корпуса Тихоокеанского института рыбного хозяйства и океанографии (ТИНРО) были уничтожены два орудийных дворика и два казематированных траверса на блоке главного калибра, а также позиция для двух 57 мм пушек на правом фланге батареи и павильон для дальномера.

В 1989 г. Приморское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры при поддержке управления культуры исполнительного комитета Владивостокского городского совета народных депутатов начало работы по реставрации бывшей Безымянной береговой батареи Владивостокской крепости. Работы велись на средства, привлеченные Обществом из самых различных источников при отсутствии регулярного государственного финансирования. С помощью членов военно-исторического клуба "Владивостокская крепость" к 1996 году была подготовлена первая очередь экспозиции музея. 30 октября 1996 года музей был открыт для посещения. Музей управляется и содержится Приморским отделением Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Музей "Владивостокская крепость" расположен в центре города Владивостока, рядом со Спортивной набережной, на Безымянной сопке. С территории музея открывается чудесный вид на Амурский залив и центральную часть города Владивостока. Музей "Владивостокская крепость" - это не только экспозиции, рассказывающие об истории Владивостока, края, фортификационных сооружений и военного дела, но это и уникальная природа. На ухоженной территории музея произрастают десятки растений, занесенных в Красную книгу, множество разных видов цветов и цветущих кустарников. Гости и жители Владивостока с удовольствием приходят в музей не только для того, чтобы ознакомиться с историей, но и просто отдохнуть от обыденности.

На территории музея выставлена коллекция орудий, состоявших на вооружении береговой обороны Тихоокеанского флота в 1930-е - 1990-е годы, образцы сохранившегося вооружения и строительной техники Владивостокской крепости. В помещениях батареи развернута экспозиция, посвященная различным периодам истории Владивостокской крепости и Владивостокского Морского Оборонительного Района.

После посещения музея Владивостокской корепости пора перейти к осмотру Фортов Владивостока. Едем в район Второй речки и сразу за перекрестком на Заре поворачиваем направо. Проезжаем по асфальтовой дороге метров 100 и смотрим слева от дороги указатель на форт № 7. Дорога к форту № 7 уходит резко влево вверх.

"Форт № 7 Наследника Цесаревича Алексея Николаевича". Расположен на горе Торопова - 164 м. Самый западный форт Северного отдела обороны. По своей территории схож с фортом №5. Главной достопримечательностью форта является огромная тоннельная казарма длиной около 150 м. В настоящее время доступен для осмотра лишь снаружи. Изнутри осмотреть форт можно заплатив деньги. Сейчас все подземные соединения на форту №7 очищены от грязи с помощью клуба ВИКиШ. Также здесь впервые за годы военной недоступности можно осмотреть двойной кофр, контрминные галереи и потерны, которые ранее были закрыты.

История строительства «семёрки» начинается в 1910 году, когда опытного военного зодчего, строителя фортов крепости Ковно (Каунас) Вячеслава Сергеевича Торопова, откомандировали на постройку новых фортов Владивостокской крепости. Руководитель управления строительства Владивостокских укреплений инженер-генерал А.П.Вернандер знал, кого приглашать на серьёзную стройку. К этому времени подполковника Торопова уже наградили тремя орденами за отличие в службе, которое он проявил за 10 лет строительства Ковенских фортов.


   Для строительства «семёрки» подполковник Торопов выбрал высоту "77", т.е. сопку высотой в 77 саженей над уровнем моря (сейчас это гора Торопова, район Академгородка, выше остановки «фабрика Заря»). После топографической съёмки и нивелировке горно-лесистой местности Торопов собственноручно выполнил рисунки и расчёты всех сооружений форта, которые должны вмещать роту пехоты (235 чел), 68 артиллеристов, 20 пулеметчиков и больше полусотни саперов и минеров. А еще четыре противоштурмовых орудия, десяток других пушек и восемь пулеметов. 15 сентября того же года на заседании крепостной распорядительной комиссии был единогласно утвержден проект форта, разработанный Тороповым.
  Однако прежние сроки строительства старых фортов (один форт в Ковно строили до 10 лет!) в 1910 году уже совершенно не устраивали наших военных. А главной причиной этого безобразия было широкое использование ручного труда. Дробление щебня и его промывка, земляные, бетонные и пр. работы производились вручную. Для передвижения материалов применялся гужевой транспорт, ручные вагонетки с опрокидным кузовом, тачки, носилки. Для освещения мест работ в ночное время применялись специальные карбидные лампы на столбах и обычные ручные карбидки. Электрического освещения почти и не было. Хоть работы и велись в три смены, но отсутствие какой-либо механизации в военно-строительном производстве сильно тормозило все старания строителей.


   Поэтому на заседании Владивостокского военно-инженерного управления в 1910 году были изменены принципы строительства. К этому времени уже была известна позиция министра финансов России В. Н. Коковцева: «…на Владивосток денег жалеть нельзя». Для строительства им были отпущены  из казны миллиарды рублей золотом. При возведении новых фортов Владивостокской крепости ручной труд максимально заменили использованием разнообразной строительной техники заграничного происхождения: камнедробилки Блэка, барабанные промывочные машины для щебня, бетономешалки, электрические подъемные лебедки, опрокидные вагонетки Коппеля. Для транспортировки песка, цемента, щебня, бутового камня и других материалов была построена подвесная дорога, соединяющая грузовую пристань в Амурском заливе с фортами № 6 и № 7. Для подъема на форты многих десятков тысяч тонн цемента, песка и щебня использовали электрические подъемные лебедки, а также подвесные канатные дороги Поллига и Блейхерта-Эйхнера. От инженерных мастерских Строительства в районе железнодорожной станции «Вторая Речка» проложили специальную узкоколейную железную дорогу на паровой тяге по долине Второй Речки со станциями "Средняя" и "Снеговая". От этих станций на все форты Северного отдела от Амурского до Уссурийского залива проложили целую систему подвесных канатных дорог. Подобные дороги были и на Русском острове. Для перевозки грузов использовали также тяжелые грузовые немецкие автомобили фирмы "Бенц". Конечно, при этой технике трудоемкость работ значительно уменьшилась, но в то же время надзор за работами значительно усложнился.
   К примеру, на 7-м форту произошла большая неприятность: одна из контр-минных галерей с заданным направлением взяла, да и вышла наружу поверхности сопки. А между тем минные галереи должны проходить строго параллельно поверхности сопки на определенной глубине, безопасной от разрушения неприятельскими снарядами во время обстрела форта неприятелем. Пришлось уволить техника и всё переделывать.
   Далее скажу два слова о военной задаче форта и  немного о его строительстве вплоть до 1918 года.
   Форт № 7 обеспечивал фланг сухопутной оборонительной линии со стороны Амурского залива, обращён на северо-запад и является крайним из цепи фортов, опоясавших Владивосток с севера, от Уссурийского до Амурского заливов.


   Сметная стоимость форта составляла 1 млн. 737 тыс. 690 золотых рублей. Ниже выбранной стройплощадки параллельно с сооружением самого форта построили временный городок для строителей, получилась небольшая улица, назвали её Лесной. Были построены бараки временного типа, две капитальные деревянные казармы из деревянных пластин для контрактованных рабочих, три капитальных одноэтажных дома из деревянных пластин, обшитых тесом, для служащих и начальствующего состава стройки и для служебного персонала форта, складские помещения для хранения материалов, столовая для рабочих, кухня, пекарня, кузница, чумной барак-лазарет, конюшня, баня. И даже электростанция постоянного тока на 110 в. Последняя предназначалась для освещения помещений и мест работы в 3-ю ночную смену. Использование китайской рабочей силы на сооружение военного объекта к тому времени уже было запрещено из соображений секретности. Среди них было много японских агентов! Брали рабочих, законтрактованных в европейских губерниях Российской империи. Примечательно, что, все эти полублагоустроенные "времянки", весьма выразительные по архитектуре, не только сохранились до нашего времени, но и исправно служат жильём без какого-либо серьезного ремонта уже более 90 лет!
   После обустройства городка строителей все силы и средства, наконец перебросили на саму стройку. На месте будущего форта с помощью взрывчатки вначале выбивали котлованы для бетонного массива стрелкового бруствера и подбрустверных галерей. Параллельно оборудовали водопровод и прямо на территории будущего форта сооружали временный бетонный завод, а также электрическую станцию постоянного тока напряжением 110 вольт, работавшую от бензиновых двигателей "Перкун" и "Урсус". По территории форта прокладывали целую сеть узкоколейных переносных железных дорог системы французского инженера Дековиля (так называемые дековильки), по которым с помощью ручных опрокидных вагонеток фирмы "Артур Коппель" (США) развозили бетон. В случае необходимости бетон перевозили на ручных тачках по специально оборудованным деревянным желобам. Кроме того, с помощью вагонеток также перемещали большие массы грунта, что требовалось при выкапывании рвов и котлованов, отсыпке гласисов и планировки местности. Одновременно с укладкой бетонного массива бруствера выбирали грунт из крепостного рва, который вырубался в скальном гранитном грунте с помощью буровзрывного метода, при котором использовали пневматические перфораторы и паровые буры. Грунт, вынутый изо рва, шел на отсыпку гласиса для уничтожения мертвых пространств. Затем во рву делали глубокие выемки под потерны и кофр, из которых сразу же начинали проходку контрминных галерей. После этого заливали бетон самого кофра, вели подземную проходку глубинных потерн и тоннелей (с помощью того же буровзрывного метода) и возводили бетонные убежища противоштурмовых орудий. При прокладке подземных тоннелей широко использовали буровзрывной метод. В ряде случаев потерны прокладывали открытым способом с последующей засыпкой земляной подушкой. В последнюю очередь приступили к строительству капониров, горжевых казарм, облицовке эскарпной и контрэскарпной стен бетоном или бутовым камнем.
   Для приготовления бетона использовали бетономешалки с электроприводом. Применялся цемент специальной фортификационной марки. Он завозился во Владивосток в запаянных железных бочках из г. Новороссийска судами Добровольного Флота. Мелкий и крупный заполнитель, т.е. песок и гранитный камень для щебня брали либо в карьерах рядом с фортами, либо завозили по канатным дорогам, а затем дробили, сортировали, тщательно промывали от пыли и вымачивали в воде для лучшего схватывания с цементом. Помимо бетономешалок, электропривод имели также водоподъемные устройства, камнедробилки, перфораторы и другое оборудование. Электричеством также освещали подземные выработки, а также строительные площадки в ночные смены.


   В феврале 1915 года начальника стройки Торопова уже в чине полковника вместе с семьёй перевели в Петроград, прикомандировав к Главному военно-техническому управлению. Больше во Владивосток они уже никогда не возвращались. Дальнейшим строительством 7-го форта руководил полковник  И.Х.Шволковский. Через некоторое время строители передали почти готовый форт его гарнизону (не были установлены все орудия, не закончены работы в контр-минных галереях). Военные получили в свои руки на просто бетонный форт, а весьма сложное инженерное сооружение, с многочисленными подземными выработками, пройденными в скальном грунте взрывным способом. Со стороны направления наиболее вероятной атаки форт защищен рвом, образующим в плане угол и обороняемым из двойного кофра. Кофр представляет собой мощную казематированную постройку, верхний этаж которой использовался для размещения скорострельных 57-мм пушек, а подземный нижний служил помещением для размещения личного состава и хранения боеприпасов. Все подземные выработки крепились бетоном. Были проложены коммуникации. Толщина всех бетонных покрытий, уложенных сверху по стальным швеллерам, достигала 2,4-3,6 м. На форту была построена подземная электроподстанция для выработки постоянного тока напряжением 110 в. Эта подстанция была оборудована двумя двигателями внутреннего сгорания типа "Урсус". Завершающими этапами постройки форта являлись работы по планировке поверхности сопки и устройство бетонных оснований для установки орудий крупного калибра и скорострельных пушек. Наличие сети подземных минных галерей, начиненных взрывчатыми веществами и артиллерийскими снарядами позволяло, взорвать форт вместе с нападающими и защитниками.
   Во время строительства и при сдаче этого оборонительного сооружении комиссии было сделано много фотографий, которые хранятся в местных и зарубежных архивах. Все единодушно признавали: форт построен качественно, добротно, эстетично и красиво.
   В подземной тоннельной казарме глубокого заложения даже были оборудованы настоящая кухня, пекарня и электростанция. Водоснабжение гарнизона осуществлялось из артезианской скважины, предусматривалась принудительная вентиляция боевых артиллерийских казематов от пороховых газов, дабы не погубить солдатиков. Внешние сооружения получили аккуратные закруглённые обводы. Подземные ходы соединяли всю систему обороны, соединяясь и снова разбегаясь в разные стороны. Стрелки и артиллеристы вместе с оружием могли незаметно перемещаться из одного конца форта в другой, и появляться в совершенно неожиданных для врага местах. Отстрелявшись, снова уходили под землю. Все подземные ходы очень высокие и широкие. Свод потолка - шатрового типа. Пол вовсе не земляной, как в зарубежных фортах, а бетонный, и покрыт красивыми узорчатыми плитками. Всё было продумано!
   Все работы были прекращены только в самом конце 1917 г., в связи с революцией.
В годы гражданской войны форт № 7 и оставшееся строительное имущество охранялись довольно серьезно, на форту постоянно находилась группа вооружённых сторожей. Но, в октябре 1923-го был подписан договор с Японией о демилитаризации Владивостока и упразднения Владивостокской крепости. Всё пошло прахом: должности хранителей имущества форта были упразднены, имущество разграбили, форт забросили. Однако в 30-х годах этот удалённый от центра города объект присмотрели НКВДэшники. Подземным бетонным сооружениям нашли новое применение... в виде тюремных камер, где не нужно соблюдать права человека. До 1939 года большевики-отморозки здесь пытали, вешали и расстреливали своих арестованных политических оппонентов. Четырёхметровые бетонные стены надёжно скрывали все преступления палачей.
   В 1940 году, перевыполнив план по арестам и убийствам, НКВД по-тихому ушёл с форта. И он долго оставался безхозным. Есть свидетельства очевидцев, воспоминания старожилов моего родного города и фотографии - ещё в начале 1962 года никакой охраны и колючей проволки вокруг форта не было, здесь даже проводились городские соревнования по мотокроссу. В 1962 году форт прибрало к рукам командование Владивостокского укрепрайона КТОФа, и это спасло его от дальнейшего разрушения. Военные нашли себе удачное место хранения различных боеприпасов для артиллеристов и сапёров.Практически ничего не потратив на строительство или ремонт! Учитесь!


    Что, хранилось тут, с 1962 по 1996 год, никто точно не знает.  Крытые грузовики с военными номерами откуда-то приезжали, заезжали на охраняемую территорию, что-то сгружали, что-то загружали, и куда-то опять уезжали. Но в связи с общим сокращением армии и флота РФ после перестройки, множество военных частей со всем имуществом по приказу московского начальства куда-то сокращалось и исчезалось. Примерно это и произошло на «семёрке». Вдруг солдатики с карабинами, прапорщики с рюкзаками, и всё их военное имущество куда-то испарились. А сам объект командование ДВВО просто молча передало городской администрации. Несколько лет форт опять простоял бесхозным, с раскрытыми настежь воротами. Толстошеин и Наздратенко просто не знали что им делать с этим хохлятским «подарунком». Воровать-то там уж было нечего, всё украдено до них! Как в кино "Операция Ы"!
   Такая позорная ситуация продолжалась до 2001 года, когда один русский патриот, морской офицер в отставке Сергей Попов, не принял на себя всё это подземное и надземное хозяйство. Мэрия Владивостока с радостью спихнула на него «эти развалины и помойки», не забыв, однако оформить договор аренды. «С паршивой овцы хоть шерсти клок!» - посчитали чиновники.

После осмотра возвращаемся на большую рокадную дорогу, связывающую все семь фортов между собой, еще ее называли генеральской, но времена высоких инспекций давно прошли. Дорога идет мимо "Базового Центра служебного собаководства при УВД", сразу за ним развилка, нам нужно влево чуть вверх и вскоре под ногами показались остатки старой мостовой. Кое-где можно еще найти одиноко стоящие ограждающие столбики, те, которые не свалили и не растащили в 90е. Дело в том, что столбики не отливали из бетона, как в более поздние времена, а вытачивали из цельных кусков серого диорита. Дорога, петляя по склонам, проходит через новую строящуюся дорогу Дефриз-Патрокл и выводит к форту № 6, Императора Николая Александровича, или Николая второго.

От форта №6 дорога идет мимо батареи к опорному пункту литер Ж. опорные пункты строились между фортами, для прострела мертвых пространств, недоступных для главной артиллерии. Фактически, по горной системе "Богатая грива" проходит единая линия укреплений, наглухо запирающая все подходы к Владивостоку с суши. Между фортом и опорным пунктом, недалеко от дороги стоит памятник жертвам сталинских репрессий, его место не случайно, вглубь леса тянутся не то рвы, не то валы, а на самом деле именно здесь расположен могильник ГУЛАГа, в котором хоронили заключенных из форта №7. Мрачное место, но некоторые жители частенько устраивают здесь веселые пикники, о чем говорят и следы на памятнике, и кучки мусора, разбросанные по всему лесу, да и сам памятник, щедро обстрелянный картечью (что им дорожных знаков мало?).

Опорный пункт литер Ж не был достроен, война 1914 года привела к замораживанию работ, а после революции уже было и не до строительства. В своем заключительном виде он должен был бы выглядеть как форт, сходный по конструкции с фортами №7 и №5, и его основной задачей было фланкирование распадка между горой Седанка и горой Зубрицкого. Сейчас в этом месте наибольший интерес вызывает карьер, огромная выемка земли, предназначенная для строительства казематированных построек. На карьере можно проследить этапы начального строительства укреплений, и оценить тот факт, что буквально каждый кубометр извлеченной породы в дальнейшем использовался на строительстве. Ничего не пропадало, ничего не сваливалось и не вывозилось, с одной стороны это обеспечивало секретность объемов работ, а с другой значительно экономило государственные средства. Вот бы современные строители могли бы так. Карьер используют альпинисты и, судя по разбросанным везде гильзам, любители пострелять (по альпинистам?).

От литера Ж, дорога пересекает просеку и дает ветку к форту №5, форту Императора Александра Освободителя. Форт имеет конструкцию, сходную с фортом № 7. Сейчас форт заброшен, но военные иногда вспоминают о нем, особенно, когда нужно, что-то взорвать.

Форт №5, Императора Александра Освободителя". Находится на горе Зубрицкого - 352 м., но вершину горы не охватывает. Основные строения форта расположены на террасе, из-за чего хорошо просматриваются с вершины горы. Форт расчитан на роту пехоты, что и сделало его проект сходным с фортом №7. В северо-восточном углу горжевого рва находится двойной кофр, а в юго-восточном - одиночный кофр. Бетонная горжевая казарма отсутствует.

Рядом с фортом расположен опорный пункт литер Е, его назначение не только прикрывать недоступные для артиллерии форта юго-восточные участки, но и фланкировать подходы к вершине горы Зубрицкого. Из всех семи фортов, форт №5 имеет самое невыгодное расположение на местности, поскольку не захватывает главную высоту. Вероятно, строитель форта полковник Свиньин старался близко следовать проекту, может из-за ограниченности средств, а может и причинам стратегического характера, так как с вершины горы практически не просматривается распадок между горой Зубрицкого и горой Проценко, тем не менее, форт №5 по своим оборонным качествам значительно проигрывает остальным.

В 2005 году доблестные военные решили уничтожить на форте некоторое количество артиллерийских снарядов, вероятно у кого-то в руках оказалась инструкция 40-х годов об уничтожении, оставляемых армией объектов, дабы те не достались врагу (под врагами видимо понималось остальное население города). Пострадали убежище для противоштурмовой артиллерии и кофр. Теперь кто это будет восстанавливать не совсем ясно. Военные как всегда оказались в стороне, а тех, кто давал разрешение на подрыв снарядов практически в городской зоне, теперь уже и не сыскать.

Дальше двигаемся к форту №4, Императора Александра Благословенного. Состояние дороги значительно улучшилось, видимо тяжелые военные грузовики чаще пользовались отрезком между фортами №5 и №6, а к фортам №4 и №3 чаще подъезжали не по рокаде, а по радиальной дороге, идущей от Дальхимпрома.

Форт Императора Александра Благословенного", находится на горе Проценко 431м.и рассчитан на роту пехоты. Внешне он максимально схож с базовым проектом форта Величко, но конструктивно все же сильно от него отличается. Согласно архивным документам, Форт возведен на основании укрепления "форт Северный", входившим, в план обороны города 1896 года, что вероятно и сделало его более похожим на первоначальный проект, чем все остальные форты.

На форте №4 двойной кофр имеет самую интересную конструкцию, с башенками, возможно, сам кофр, или его проект остались еще с 1896 года, поскольку в укреплении "форт Северный" была произведена разметка, а возможно и прокладка рвов. Осмотрев кофр, я решил отправиться назад, чтобы попасть на стрелковый бруствер по поверхности. Конечно, было бы интереснее пройти под землей по потерне, но встречаться с обитателями форта без лишней надобности мне не хотелось. Во внутренней части форта особенно красивы "ступенчатый" обратный скат стрелкового бруствера и "многобашенный" фасад двойного кофра. Почти весь форт доступен для осмотра, за исключением горжевого капонира, где еще пребывают остатки доблестных вооруженных сил.

Форт императрицы Екатерины Великой, расположен на горе Попова 426 м - (можно дойти из района автобусной остановки "Дальхимпром"). Весьма интересный форт, наиболее близок по конструкции к расчлененным фортам, таким как форт №2 и форты острова Русский. Рассчитан на две роты пехоты и полуроту крепостной артиллерии. По мнению некоторых экспертов он напоминает австрийский форт Ханика или укрепление Фев в немецкой крепости Мец. Форт состоит из трех укреплений, которые так искусно разбросаны по сопке, что их трудно увидеть невооруженным взглядом. По замыслу создателей, это должно было затруднить пристрелку артиллерии противника.

Немного побродив по горже и развалинам казармы, я нашел приличное место недалеко от капонира главного укрепления, скрытое от дороги, и с отличным видом на левый люнет форта и долину реки Седанки. Устроив лагерь, я притащил несколько сухих валежин в капонир, сложив их в наиболее сухом месте. Единственное, что меня беспокоило, так это отсутствие питьевой воды. Старая артезианская скважина давно была в неработоспособном виде, а пить воду из открытых колодцев мне как-то не хотелось. Много есть поговорок в русском фолклере про колодцы и про то, что воду из них пьют, да видно все не впрок. Впрочем, я еще не использовал то, что набрал в роднике, а по моим расчетам сутки о воде можно было и не вспоминать.

Устроив ужин из неизменной лапши и горячего чая, я завернулся в тент и заснул. Спать мне пришлось недолго. Примерно в три часа ночи небесные своды разверзлись, и потоки воды обрушились на грешную землю. Я спал, и мне снилось, что начался потоп. Хоть мембранный тент и не дал мне насквозь промокнуть, но вода на лице во время сна, это еще, то удовольствие. Схватив рюкзак, я нырнул в капонир, под его толстую бетонную крышу.

Август во Владивостоке - теплый месяц, но именно в августе приходят южные штормы. Примерно раз в десять лет на город обрушивается настоящий потоп, и тогда некоторые районы превращаются в подобие Венеции. В этот раз потопа не было, был обычный августовский шторм, с ливнем и порывистым шквальным ветром, но на высоте 400 метров все эти погодные факторы чувствовались намного сильнее. Но в капонире было хоть грязновато, но сухо, а запасенные дрова пришлись как нельзя, кстати, и до утра я проспал в сухости и тепле.

Утром ветер и дождь еще больше усилились и о том, чтобы выбраться из капонира, можно было и не мечтать. Но, то, что нельзя сделать снаружи, можно было сделать изнутри, и достав фонарь, я отправился обследовать форт. Сквозник, вывел меня в просторную подбрустверную галерею. Все что можно было спилить, вырвать и вывезти было давно сорвано, спилено и вывезено, даже половая плитка, некогда покрывавшая все помещения и переходы форта. Была безжалостно сбита. Остался только бетон, светящийся в лучах фонаря белым матовым светом. Удивительно, то, что на поверхности стен почти нигде нет следов опалубки или иной небрежности. Все идеально выровнено и заглажено, спустя сто лет, на бетонных стенах нет ни сколов, ни трещин. Проход рассчитан на то, чтобы провезти по нему выкатное 57мм орудие, для чего в изгибах предусмотрены специальные карманы. Вообще, форты Владивостокской крепости это не только памятник фортификационного искусства, это еще и последняя крепость, где так широко применялась артиллерия, пулеметы считались в те времена оружием варварским и слишком затратным, вот и ставили (да еще и таскали на себе) две пушки вместо одного пулемета. Из подбрустверной галереи ведут потерны к кофру и галерею левого люнета. Проходы защищены траверсами, где один боец с винтовкой мог вполне успешно положить взвод супостатов, прорвавшихся, а потерну. Такие траверсы установлены на всех выходах и перекрестках проходов. В потерне еще сохранилась напольная плитка, а кое-где можно увидеть остатки электропроводки. Кроме траверсов, потерна защищена специальными минными камерами, минных зарядов давно нет, а минные камеры открыты, представляя настоящие колодцы - ловушки. Снова миновав траверс, я вышел в галерею левого люнета форта. Темно, холодно, сыро, а когда-то здесь кипела жизнь, печки, от которых остались только ниши в стенах, давали тепло, электричество - свет, вентиляционные установки гнали прочь сырость, хотя все это можно и восстановить, вложив какие-то деньги, но видимо не здесь и не сейчас. Побродив по галереям, я вышел в полукапонир, намереваясь попасть в ров, но дождь на улице быстро остудил мое желание. Взглянув на часы, я решил, что пришло время обеда, а интерьеры полукапонира вполне могут послужить мне столовой. Я даже залез на барбет для скорострельной пушки, чтобы через круглую амбразуру полюбоваться на природу. Впрочем, не совсем круглую, при строительстве их немного скосили, и пришлось растесывать бетон, для нормализации сектора обстрела. Скорострельные пушки Нордфельда выполняли в капонирах и кофрах роль пулеметов, но так, как их скорострельность была намного ниже, то их устанавливали по две, по три, а в двойных кофрах и по четыре на один сектор обстрела, хотя один крепостной пулемет на поворотном станке выполнил бы такую задачу намного лучше. Ведь пушкам всего то и нужно было, подавлять живую силу противника, прорвавшегося в ров. Устанавливались орудия, так как показано на рисунке.

Конечно, все выглядит эффектно, но слишком дорого и неразумно, ну как из пушки по воробьям. Такое распространение 57мм пушек в русской армии на долгие годы определило развитие артиллерии даже в советский период, например противотанковые пушки ЗИС-2, ЗИС-4, ведь запасы и производственные мощности нужно было куда-то использовать, не говорю уже о трехдюймовом калибре, аж до 43-го года и использовали.

В орудиях использовался простой вертикальный затвор, надежный и обеспечивающий приличную по тем временам скорострельность до 4-6 выстрелов в минуту. Вживую, это орудие можно увидеть в военно-морском музее, что на Светланской недалеко от протестантской кирхи. Орудие установлено на круглый казематный станок и смотрится очень изящно в окружении 9 дюймовых береговых мортир и пушек образца 1896 года. Рядом примостилось и выкатное орудие, видимо для того, чтобы его никто больше не выкатывал, у пушки оторвали оба колеса, именно оторвали, поскольку еще лет пять назад ступицы были на осях. В самом же музее можно увидеть то самое варварское орудие, внедрению которого так упорно сопротивлялся император Николай Александрович - 7,62 мм пулемет Максим образца 1904 года на крепостном, колесном лафете. Известно, что на форте №3 было установлено два таких монстра, и они успешно справлялись с обороной верхнего горжевого редюита, заменяя собой четыре выкатные пушки.

Дождь немного уменьшился, и я выбрался из капонира на бруствер. Ступеньки ведут к боевым местам, конечно, это не форт №4, но все равно красиво. Каждое боевое место оснащено нишей-укрытием, где можно переждать обстрел, а при большой необходимости и подремать в перерыве между атаками, солдат спит, а служба идет. Я успел спуститься в ров и войти в капонир, когда на сопку обрушился новый шквал с зарядом дождя. Выходить наружу под хлесткие струи совсем не хотелось, и я отправился дальше, намереваясь пройти потерну и выйти в кофр главного рва. Спустившись по лестнице, я отыскал траверс и вновь пошел вниз, обходя открытые минные колодцы. В фортах проекта 1910 года, все кофры и капониры соединены с галереями центральных укреплений. Делалось это для того, чтобы в нужный момент перебросить личный состав и поддержать оборону кофра. В более старых укреплениях, проекта 1899 года, таких как саперный редут, форты Муравьева-Амурского и Суворова, соединительных потерн нет, и кофры представляют собой изолированные пункты обороны. Этим и пользовались японцы во время штурма укреплений Порт-Артура, активно подавляя кофры и захватывая рвы.

В двойном кофре было установлено шесть скорострельных 57 мм пушек Нордфельда на крепостных станках и два электрических прожектора. Надобность в последних, весьма сомнительна, пушки стреляли по сектору обстрела без наводки. Скорее всего, они должны были производить психологический эффект. Сейчас остались только бетонные барбеты, да ниши. Из кофра открываются проходы в противоминные галереи, спускающиеся вниз почти на половину высоты сопки. Противоминные галереи исполняли две функции, обнаружить и уничтожить врага, прорывающего свой подкоп. Для этого, глубина залегания контрминой галереи составляет 1,5-2 метра, а ее стенки не имеют толстого бетонного слоя, часто бетона вообще нет, только горная порода, по которой стекает вода. Враг, конечно же, мог прорваться в галерею, но в таком случае, защитники форта быстро бы ее подорвали, похоронив супостатов в общей могиле.

День понемногу подошел к концу, стемнело, и я вернулся в уже обжитый мной капонир. Ночь прошла спокойно, если не считать нескольких попаданий молний в вершину сопки, а где-то к пяти часам утра дождь прекратился и ветер стих. Когда рассвело, я выбрался на склон и увидел, что стою на острове, возвышающимся среди облаков. С горжи открывался вид на другие такие же, как и мой острова в безбрежном белом океане, это были форт №4 на горе Проценко и форт №2 на горе Варгина, а все, что внизу, было скрыто белой пеленой.

Форт "Императора Петра Великого" - самый крупный форт Владивостокской крепости. Является передовым пограничным фортом, что обусловило его первоочередное строительство и максимальную мощь элементов. С горы отлично просматривается прибрежная полоса Уссурийского залива и почти все форты линии обороны 1910 года. Форт является интереснейшей достопримечательностью всей крепости и г. Владивостока, но в настоящее время доступ на него ограничен.

Дождя, похоже, не намечалось, часам к девяти туман рассеялся, открыв залив и долину реки Седанка. Теперь нужно было решить, как поступить дальше. Продолжать путь на форт №2 не имело никакого смысла, в лучшем случае я мог бы осмотреть ров, но скорее всего, я бы просто прогулялся по лесу, форт до сих пор представляет собой закрытую территорию. Форт №1 царя Михаила Федоровича, так же был для меня недоступен, поскольку на нем тоже стоит военная часть. Можно было закончить поход, спустившись с горы Попова к Дальхимпрому, а там сесть на маршрутку или просто пройти по Снеговой. Но из всех вариантов я решил закончить путешествие именно по крепостной дороге. Ничего особенно интересного мне увидеть не удалось, только посмотреть на форт и прилежащие к нему батареи издалека. Миновав форт №1, вышел к поселку Горностай.

Форт №1 Царя Михаила Федоровича расположен над бухтой Горностай на горе Кудрявцева - 192м, представляет собой сооружение, сходное с фортами №7 и №5. Форт расчитан на полторы роты пехоты. По форме форт представляет собой ромб, с трех сторон опоясанный рвом. Кофры рва двухэтажные и связаны потернами с подбрустверной галереей и замыкают контрминные галереи.

Пройдя немного вниз по трассе и свернув на повороте налево, я добрался до пляжа бухты Щитовой, где с превеликим удовольствием искупался, а после сев на автобус, с комфортом добрался до города.

Таким образом, за три дня, я прошел всю генеральскую дорогу от начала и до конца, обследовал пять фортов, и подробно осмотрел форт №3 Императрицы Екатерины Великой.

Вместо послесловия

Форты Владивостокской крепости были последними подобными сооружениями в мире, и видимо они и послужили причиной того, что оборонная доктрина в 30е годы прошлого века была координально пересмотрена в пользу долговременных огневых точек и обширных укрепленных линий обороны. Все неприступные форты были сданы в течение одного дня, а затем полностью разружены. Ведь для того, чтобы сдать любую крепость, нужно просто отдать приказ из главного штаба, что и случилось в городе Владивостоке в 1922 году. Крепость перестала существовать, к 1923 году имущество фортов было разграблено, орудия демонтированы, а личный состав выведен. О фортах забыли, и вспомнили только в конце тридцатых годов, передав военным и основательно засекретив, так, огромное инженерное сооружение, исчезло, переместившись в область слухов и легенд.

Следующая страница в оборону города будет вписана в 30х годах XX века, береговыми морскими батареями, но это уже другая история.

Галерея маршрута: 
Трек: