«Дорога Рокоссовского» или как создаются легенды

Летом 2015 года пришлось мне путешествовать по Чугуевскому району Приморского края. На окраине районного посёлка остановила меня компания любопытных: – Куда, откуда, зачем? Объясняю, что иду от села Сибирцево через город Арсеньев, вот, добрался до Чугуевки, а далее планирую идти на восток через Берёзовку до самого синего моря около посёлка Ольга.

– Так это по дороге Рокоссовского? – спрашивают.

– Не знаю, – признаюсь честно.

– Ну, ты путешественник! Идёшь путём великого полководца и не знаешь. В сорок пятом Рокоссовский с войсками тайно высадился в Чугуевке и через перевалы скрытно войска передислоцировал. Вот ты по его пути и пойдёшь.

Честно, мне стало неловко. Я всегда готовлюсь к походам, и всё интересное записываю и стараюсь посетить. А тут такой казус. Историю Советско-японской войны 1945 года знаю плохо, потому дал себе обет выяснить о Рокоссовском в Приморье. Припомнился и рассказ местных жителей, когда в 1990-х годах переходил я перевал Песчаный из верховьев Уссури в Лазовский район. Рассказывали, что раньше через этот перевал была прекрасная дорога, по ней ходили автобусы из Чугуевки в Лазо, а построили эту дорогу в 1945 году войска Рокоссовского.

Путешествие моё продолжалось. Пришёл я в село Берёзовка, стоящее посреди тайги на берегу реки Правой Извилинки. Село маленькое, деревянное, ничего особенного, кроме того, что главная улица носит имя Рокоссовского! Спросил у мужиков. – Так Рокоссовский в сорок пятом здесь проходил, потому и назвали.

И вот, вернулся я домой и приступил к изучению этого вопроса. Ведь «дыма без огня…» Однако вопрос оказался непростым. Биография одного из самых прославленных военачальников мира, Маршала Советского Союза Константина Константиновича Рокоссовского дала однозначный и обескураживающий ответ: он НИКОГДА не бывал в Приморье! Более того, сразу после Победы, с июля 1945 до 1949 года К.К. Рокоссовский по приказу Верховного Главнокомандующего занимался созданием Северной группы войск на территории Польши и являлся её Главнокомандующим. Но как же так? Столько людей в разных местах с уверенностью заявляли мне, что Рокоссовский был в Приморье, именно в Чугуевском районе, в период Советско-японской войны 1945 года! Если это неправда, то каким образом она возникла? Ведь не может же быть, чтобы так широко была распространена безосновательная выдумка!

В качестве версии предположил, что Рокоссовский сам не присутствовал, но войска, воевавшие под его началом с Германией, в 1945 году участвовали в известной Маньчжурской стратегической наступательной операции. Для руководства войсками в этой операции было создано Главное командование советских войск на Дальнем Востоке. Главнокомандующим был назначен Маршал Советского Союза А. М. Василевский. Для осуществления Маньчжурской операции были образованы три фронта. С запада наносил удар по Квантунской армии Забайкальский фронт Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского, с севера – 2-й Дальневосточный генерала армии М. А. Пуркаева (он же освобождал Южный Сахалин и Курилы), с востока – 1-й Дальневосточный, которым командовал Маршал Советского Союза К.А. Мерецков.

Нас территориально интересует 1-й Дальневосточный фронт, располагавший свои войска в Приморье. К.А. Мерецков в своих мемуарах пишет, что в состав этого фронта «первоначально входили 1-я Краснознаменная армия генерал-лейтенанта М. С. Саввушкина, 25-я армия генерал-майора А. М. Максимова, 35-я армия генерал-майора В. А. Зайцева и 9-я воздушная армия генерал-майора авиации В. А. Виноградова. Все эти объединения наряду с другими ранее входили в Дальневосточный фронт – так назывались в совокупности наши вооруженные силы в Приамурье и Приморье в 1941 – 1944 годах». Из этого и других источников следует, что 1-я Краснознаменная армия, 25-я, 35-я армии и 9-я воздушная армия в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны не участвовали, постоянно дислоцировались на Дальнем Востоке и, таким образом, не могли быть подчинены Рокоссовскому. Мерецков далее сообщает: «Особо приятное для меня, как командующего группой войск, событие произошло 20 мая, когда стали выгружаться первые эшелоны прибывавшей с запада 5-й армии, которая должна была усилить Приморскую группу войск». Вот оно? Посмотрим.

Из боевого пути 5-й армии: «В 1943—1944 годах 5-я армия в составе 3-го Белорусского фронта участвовала в Оршанской, Витебской, Белорусской и Восточно-Прусской наступательных операциях. На заключительном этапе военных действий армия участвовала в ликвидации Земландской группировки вражеских войск». Из биографии Рокоссовского: «С мая 1944 года руководил подготовкой операции и наступательными действиями войск 1-го Белорусского фронта. Операция «Багратион» началась 22 июня 1944 года. В рамках Белорусской операции Рокоссовский успешно проводит Бобруйскую, Минскую и Люблин-Брестскую операции». Таким образом, 5-я армия – не «солдаты Рокоссовского». Ну, что же это такое?!

Перечитываю мемуары Маршала Мерецкова подробно. Прибыв к месту дислокации войск в Приморье, он лично принялся за рекогносцировку и проверку положения дел на местах. «Достаточно было получить первые сообщения от офицеров с побережья Японского моря, чтобы убедиться в недостаточной обеспеченности этого нашего фланга в случае высадки японцами десанта. Пришлось срочно создавать Чугуевскую оперативную группу войск». Что это за группа? В состав 1-го Дальневосточного фронта действительно входила Чугуевская оперативная группа, состоящая из 335 и 355 стрелковых дивизий и 150 и 162 укрепрайонов. Как выяснилось, обе дивизии были сформированы повторно в 1945 году для боевых действий в составе 1-го Дальневосточного фронта. Естественно, и здесь Рокоссовский не причём.

И вот, наконец, у Мерецкова: «Крупным мероприятием явилось перебазирование войск Чугуевской опергруппы (ЧОГ) к району ее расположения. В конце мая – начале июня был совершен переход через Сихотэ-Алиньский хребет. Он пришелся как раз на время таяния снегов в горах и разлива рек. По почти непроходимым местам войска совершили многодневный переход на 350 километров и заняли рубежи у побережья Японского моря. Я решил произвести рекогносцировку маршрута и новой дислокации ЧОГ и отправился в путь на «виллисе», частично двигаясь вместе с войсками 162-го и 150-го укрепленных районов, а частично им навстречу. Из Владивостока мы приехали в бухту Ольга, а оттуда повернули к Сихотэ-Алиню. Во многих местах автомашина не хотела подчиняться. Приходилось вылезать, всем нам впрягаться в цепи или канаты и километрами тащить ее на себе. Давно уже не доводилось мне заниматься такой физической работой. Помню, как-то раз набрели мы в горах на избушку. Радушные хозяева предложили отдохнуть на полатях. Но беспокоить их не хотелось. Завернувшись в бурку, я улегся спать на полу, а утром, проснувшись, увидел, что около меня спокойно ходят куры, загнанные на ночь хозяйкой в избу. По подсчетам моего адъютанта, мы преодолели в те дни 300 километров горных троп. В одном месте меня радостно приветствовали солдаты, тащившие пушки. Оказалось, что это были старые знакомые. Они сражались раньше в составе Чудовского укрепрайона Волховского фронта и Свирского укрепрайона Карельского фронта, а теперь попали сюда».

Вот в чём дело! Войска действительно двигались в 1945 году со стороны Чугуевки в сторону Ольги, именно тем маршрутом, которым шёл и я. Вариантов там нет, в этом месте наиболее низкий и проходимый хребет Сихотэ-Алинь, а подходы к нему с обеих сторон по долинам рек Правая Извилинка и Аввакумовка тоже наиболее благоприятные. Наверняка тропы там существовали с древнейших времён. Находились войска Чугуевской группы под командованием Маршала Мерецкова. Но народ больше любил Рокоссовского, о нём больше говорили, он и уложился в головах, как командующий. А как же «басня» о войсках Рокоссовского на Песчаном перевале? Известно, что Чугуевская группа усиливала всё восточное и южное побережье Приморья. На юг из Чугуевки проще было попасть по долине реки Уссури через перевал Песчаный, тоже наиболее удобный, если не единственный на этом участке хребта. Вероятно, для прохождения техники сапёры сделали дорогу, которой, затем, долго пользовались местные жители.

Прошло всего 70 лет, живы участники событий, написаны книги, сняты фильмы, а людская молва уже создала миф о великом полководце на Дальнем Востоке. Это ещё один повод с большой осторожностью относиться к действительно древним источникам информации. Вот такая получилась история. Я лично получил несомненную пользу: узнал много нового о последнем этапе Второй Мировой и об истории Дальнего Востока и Приморского края в этот период. Кроме того, мне приятно, что прошёл одним путём с Маршалом Мерецковым и отчасти представляю трудности, которые преодолели его войска.

Остался последний вопрос: почему же главную улицу села Берёзовка назвали именем Рокоссовского? Документального ответа на этот вопрос обнаружить не удалось. Есть лишь предположение. Село Берёзовка основано в… 1965 году, через двадцать лет после событий. Вероятно, легенда о «войсках Рокоссовского» была настолько сильна, что администрация удовлетворила просьбу жителей и назвала главную улицу не «Центральной», как в большинстве сёл края, а именем выдающегося военачальника. Ну и что, что он тут не воевал? Он достоин памяти в каждом населённом пункте.

Надо бы ещё другую улицу Берёзовки назвать именем Мерецкова.

галерея блога: 
«Дорога Рокоссовского» или как создаются легенды

Приморский край